Женское образование в России

В сентябре текущего года исполняется 256 лет женскому образованию в России. Однако если полистать монографию Натальи Пушкарёвой «Частная жизнь русской женщины в XVIII веке», то узнаем, что ещё в Древней Руси в 1086 году дочь киевского князя Всеволода Ярославовича Анна открыла девичье училище при Андреевском монастыре, где девочек обучали чтению, письму, пению, швейному делу. Подобное заведение было открыто в Суздале. Но в целом женское образование в истории Древней Руси широкого развития не получило.

И только в «екатерининский век» была осознана необходимость уйти от образования, как сугубо мужской привилегии, за этим и последовала организация первых государственных учебных заведений для юных дворянок – институтов благородных девиц. Этот период (в большей степени) и освещает книжная выставка «Женское образование в России», подготовленная в Областной библиотеке, — рассказывает заведующая читальным залом Областной универсальной научной библиотеки Надежда Панова.

— Мы сосредоточили своё внимание на истории Смольного института благородных девиц. Как рассказывает М.В. Короткова в своей статье «Женское образование в России в 18-19 вв.», появился институт в 1764 году по инициативе деятеля русского Просвещения, личного секретаря императрицы Екатерины II И.И. Бецкова, он же явился автором Устава, определившего требования закрытого учебного заведения. Устав делил всех воспитанниц на четыре возраста, исходя из чего определялась программа обучения и даже форма. Девочки, поступавшие в учебное заведение, должны были быть не старше шести лет и оставаться там двенадцать лет. Причём с родителей бралась расписка, что они не будут требовать их назад ни под каким предлогом до истечения срока. Документ (устав) есть на выставке, что позволяет познакомиться с ним поближе.

Непременно, следует обратить внимание на двухтомник Е.Н. Водовозовой «На заре жизни». Автору посчастливилось слушать лекции известного историка Н.И. Костомарова, общаться с основоположником научной педагогики в России К.Д. Ушинским и провести юные годы в Смольном институте, пребывание в котором было не всегда радужным.

Смолянкам приходилось рано ложиться и рано вставать, спать на жёстких кроватях в спальнях, где температура не поднималась выше шестнадцати градусов, умываться ледяной водой из Невы. Одно из худших воспоминаний – это еда. Программа обучения включала три класса по четыре года обучения. В расписание входили арифметика, грамота, три иностранных языка, религиоведение, рисование, музыка и др. Но основной упор делали на правила поведения в обществе и слово Божье. Не оставалось без внимания физическое состояние девушек. А ведь именно смолянок называли кисейными барышнями, но совсем не потому, что они были неженками. Причиной была ткань кисея, из которой институткам шили выпускные платья.

При выборе персонала предпочтение отдавалось незамужним женщинам, зачастую со скверным характером. Преподаватели мужчины были большой редкостью, дабы воспитанницы не отвлекались.

Иногда девушек возили на театральные постановки, художественные выставки, праздники при дворе. Художник Дмитрий Левицкий вспоминает, как в 1773 году, состоялась пышно обставленная церемония перевода девиц среднего возраста в старший класс и первый большой выезд воспитанниц в свет. Всё это сопровождалось балами, маскарадами, нашло отражение в произведениях изящной словесности. Сумароков писал:

       «Как сад присутствием их ныне украшался

       Так будет краситься вся русская страна».

А Левицкому Екатерина II заказала портреты воспитанниц. Их надлежало изобразить в театральных костюмах (в институте готовились театральные постановки с участием смолянок). В 1776 году готовые портреты поместили в Петергофе, а репродукции картин Левицкого (портреты смолянок в театральных костюмах) можно найти в альбомах с его работами.

 Есть на выставке копии портретов ещё двух выпускниц Смольного института. Дарья Ливен (в девичестве Доротея Бенкендорф) была тайным агентом при муже-дипломате. Не обладая особой красотой, она привлекала внимание канцлеров и премьеров своим острым умом и обаянием. Посещая её салон, писатели, историки, политики говорили, говорили, а Дарья слушала и передавала сведения Александру I. Она была первой русской женщиной-дипломатом и тайным агентом.

Екатерина Керн (дочь Анны Керн) после окончания осталась в институте классной дамой. И именно там однажды познакомилась с Михаилом Глинкой. Композитор влюбился в девушку, моложе его на 14 лет. Так родился романс «Я встретил вас…» и ещё несколько других музыкальных произведений. Но любовь их не имела счастливого конца. Многие выпускницы Смольного института впоследствии стали известными в свете дамами.

Смольный институт просуществовал полтора века, проведя восемьдесят пять выпусков. После Октябрьской революции, с 1919 года продолжил свою работу в Сербии.

На примере этого института по всей стране стали появляться другие учебные заведения для женщин. Об их образовании, становлении можно прочитать в документах по истории педагогики в России, у А.Р. Соколова в монографии «Благотворительность в народном образовании» и других документах по педагогике, которые есть в фонде областной библиотеки.