Орден Александра Невского в наградной системе России

В XIII в. русское государство оказалось перед суровыми испытаниями. После монгольского вторжения, разорившего его южные и центральные земли, с запада ему угрожали шведы и ливонские рыцари.

В 1221 г. в Переславле-Залесском в семье князя Ярослава Всеволодовича родился сын Александр. История распорядилась так, что оборона западных рубежей Руси оказалась неразрывно связана с его именем. В мае 1240 г. новгородское войско под командованием Александра Ярославича разгромило высадившихся в устье Невы шведов. За эту победу юный князь позднее получил прозвище «Невский». 18 апреля 1242 г. на льду Чудского озера Александр разгромил ливонское войско. Это сражение вошло в историю как «Ледовое побоище». День победы в нем является одним из дней воинской славы России.

В 1252 г. Александр стал великим князем владимирским. Он вел взвешенную политику, стремясь отстаивать русские интересы перед ханами Золотой орды. В 1263 г. после возвращения из очередной поездки в Орду Александр скончался. Перед смертью он принял схиму под именем Алексия и был похоронен во Владимире. К жизни князя в полной мере применимы его же слова: «Не в силе Бог, а в правде». Один из его сыновей, Даниил, стал первым князем Московским.

В 1547 г. Александр Невский был канонизирован Русской православной церковью и причислен к лику святых. День его памяти отмечают 6 декабря.

В 1724 г. по приказу императора Петра I мощи святого благоверного и великого князя были торжественно перевезены из Владимира в новую столицу России – Санкт-Петербург. Пётр Великий предполагал учредить «орден кавалерский святого князя Александра Невского», но не успел это осуществить. Он был учрежден в 1725 г. уже его супругой, императрицей Екатериной I и стал наградой, жалуемой как за военные заслуги, так и за государственную службу. Согласно указу императора Павла I от 16 апреля 1797 г. им награждали «в воздаяние трудов для Отечества подъемлемых».  С 1855 г. к кресту ордена, пожалованного за военные подвиги, добавлялись два скрещенных меча. Как и все государственные награды Российской империи, орден был упразднен в декабре 1917 г., но сохранялся как династическая награда дома Романовых в изгнании.

К началу 40-х гг. XX в. в СССР сложилась новая система наград за боевые заслуги. Наряду с высшей государственной степенью отличия – званием Героя Советского Союза – существовали ордена Ленина, Красного Знамени и Красной Звезды. К этому добавлялись две медали – «За отвагу» и «За боевые заслуги». Этого было вполне достаточно для государства, которое не вело масштабных боевых действий.

Все изменилось после начала Великой Отечественной войны. Стало очевидно, что статуты уже существующих наград не способны учесть всю многомерность проявляемого каждым бойцом героизма. Требовалось создать новую наградную систему. Но война не случайно сразу же получила обозначение «Отечественной». Вновь учреждаемые награды должны были передавать не только идеи советского патриотизма, но и боевые традиции российского прошлого.

«Война, которую вы ведете, есть война освободительная, война справедливая, – заявил И. В. Сталин в своей известной речи 7 ноября 1941 г. – Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!». Упоминание полководцев досоветского периода вовсе не было случайным. Одной из составных частей советского патриотизма стало обращение к сюжетам национальной истории. Теперь бойцы Красной Армии оказывались во главе длинного ряда защитников Родины, включавшего в себя дружинников Древней Руси, русских солдат периода Семилетней войны, наполеоновских войн и Первой мировой.

Именно И. В. Сталин сыграл решающую роль в создании советской наградной системы периода войны. Как фактический глава государства, народный комиссар обороны и Верховный Главнокомандующий он принимал решение о создании той или иной награды, лично утверждал проектные рисунки и редактировал девизы. Неплохую характеристику его взглядов дал известный писатель К. М. Симонов. «В принципе утилитарное отношение к истории в некоторых случаях сочеталось у Сталина с личным отношением к тем или иным историческим личностям, в действиях которых он, таким образом, получал дополнительную опору в истории. (…) Он брал готовую фигуру в истории, которая могла быть утилитарно полезна с точки зрения современной политической ситуации и современной идейной борьбы. Это можно проследить по выдвинутым им для кино фигурам: Александр Невский, Суворов, Кутузов, Ушаков, Нахимов. Причем показательно, что в разгар войны при учреждении орденов Суворова, Кутузова, Ушакова и Нахимова как орденов полководческих на первое место были поставлены не те, кто больше остался в народной памяти – Кутузов и Нахимов, а те, кто вел войну и одерживал блистательные победы на рубежах и за рубежами России».

Хотя Александр Ярославович Невский на протяжении нескольких веков почитался как святой благоверный князь, обращение к его фигуре в СССР вовсе не было случайным. Уже со второй половины 30-х гг. XX в. князь Александр был включен в советский патриотический дискурс как политик и полководец, боровшийся за независимость русских земель. Этому во многом способствовал снятый С. М. Эйзенштейном фильм «Александр Невский». Он вышел на экраны в 1938 г., но после заключения с Германией пакта о ненападении был снят с проката и вернулся к зрителям лишь с началом Великой Отечественной войны. Образ Александра Невского в фильме изначально трактовался как олицетворение русского народа и потому его героизм был героизмом народа в целом. Поэтому нет ничего удивительного в том, что при создании новых советских наград фигура князя оказалась востребована.

Эту работу курировал начальник Главного управления тыла Красной Армии генерал-лейтенант интендантской службы А. В. Хрулёв. По поручению И. В. Сталина в апреле 1942г. он сформировал группу художников и архитекторов. Их работа была организована в рамках Технического комитета Главного интендантского управления РККА.

6 июня 1942 г. А. В. Хрулёв получил указание И. В. Сталина разработать новые награды для среднего и высшего командного состава – ордена Суворова, Кутузова и Александра Невского. Кроме штатных художников Технического комитета А. И. Кузнецова и С. И. Дмитриева для выполнения этого задания были привлечены художник МХАТА И. Я. Гремиславский, художник Центрального Дома Красной Армии Н. И. Москалёв, член городского комитета художников Москвы Н. А. Каретников, а также группа архитекторов, которую возглавил академик И. В. Жолтовский. В нее среди прочих вошел молодой и малоизвестный тогда архитектор И. С. Телятников. Через три дня А. В. Хрулёв отобрал тринадцать проектов. При этом задание было уточнено: основой ордена должна была стать пятиконечная звезда в сочетании с портретом полководца. С 10 июня по 11 июля новые варианты были еще раз просмотрены, причем целых четыре раза. Было отобрано 55 эскизов, из них 11 – С. И. Дмитриева, 3 – А. И. Кузнецова, 4 – академика архитектуры Л. В. Руднева, 15 – И. Я. Гремиславского, 11 – Н. И. Москалёва, 4 – Н. А. Каретникова и 2 – И. С. Телятникова. Даже из этих скупых цифр виден огромный объем работы, проделанной художниками и архитекторами, создававшими эскизы новых наград.

При их разработке с профильными изображениями А. В. Суворова и М. И. Кутузова проблем не возникло. Однако при создании проекта ордена Александра Невского возникло неожиданное препятствие: внезапно выяснилось, что ни одного прижизненного изображения Александра Ярославича не сохранилось. Поиски в библиотеках и даже посещение Государственного исторического музея, куда Игорь Семёнович Телятников обратился за консультацией, оказались безуспешными. Выход был найден им весьма необычным способом – для своего проекта в качества образа князя он использовал внешность актера Николая Константиновича Черкасова, блестяще сыгравшего роль Александра Невского в одноименном фильме. Профильное изображение Н. К. Черкасова и было воспроизведено И. С. Телятниковым на представленном им проектном рисунке ордена.

Решающее обсуждение проектов новых орденов состоялось на совещании у И. В. Сталина поздно вечером 11 июля. А. В. Хрулёв представил на рассмотрение четыре проекта Н. И. Москалёва, три – И. Я. Гремиславского и по два – Л. В. Руднева и И. С. Телятникова. В результате для ордена Кутузова был выбран рисунок Н. И. Москалёва, а для ордена Александра Невского – И. С. Телятникова. Его автор в 1943 г. был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

На фоне проектных рисунков других художников вариант И. С. Телятникова выделялся внутренней законченностью своей структуры и монументальностью. Центром его композиции стал круглый окованный щит с рельефным изображением Александра Невского и соответствующей надписью по окружности. Он окаймлен лавровым позолоченным венком, в нижней части которого находится фигурный щиток с позолоченным изображением серпа и молота. Сам щит помещен на выпуклую, покрытую рубиново-красной эмалью пятиконечную звезду на фоне десятиконечной правильной фигуры с расходящимися лучами. На их фоне изображены концы двух позолоченных топоров-бердышей, скрещенных позади круглого щита. А в нижней части ордена позади фигурного щитка скрещены позолоченные меч, копье, лук и колчан со стрелами. Так в дизайне ордена своеобразно сочетались образ святого благоверного князя, старинная российская военная атрибутика и советская символика. Сам знак ордена изготавливался из серебра.

Первоначально орден подвешивался к колодке со штифтом, покрытой красной муаровой лентой. Лишь через год он, как и другие ордена, по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 19 июня 1943 г. получил штифтовое крепление без колодки. Был изменен и цвет его ленты: она стала голубой с продольной красной полоской посередине.

К проекту И. С. Телятникова близок вариант Н. А. Каретникова, основой композиции которого стал фигурный щит, наложенный на пятиконечную звезду. На фоне двух скрещенных мечей размещался лавровый венок, в который вписан силуэт головы древнерусского воина. Однако именно этот элемент, будучи абстракцией, создавал ощущение искусственности, чего как раз и удалось избежать И. С. Телятникову, который придал своему Александру Невскому не просто человеческие черты, а узнаваемый облик популярного актера.

Опыт попытались повторить А. И. Кузнецов и И. Я. Гремиславский. Один из проектных рисунков последнего отличается продуманностью деталей. В центре – профильное погрудное изображение древнерусского воина, без шлема, его плечи прикрыты плащом. Оно выполнено настолько монументально, что любому зрителю очевидно – перед ним именно князь, а не простой воин. Его изображение художник наложил на полотнище знамени, превратив тем самым стяг в хоругвь. Едва ли это случайно: ведь в средневековой Руси именно так, на хоругвях, изображали святых! Чуть ниже – рельефное изображение меча в ножнах, а под ним – фигурный картуш с девизом: «Кто пришел к нам с мечом, от меча и погибнет». Небольшая пятиконечная звезда и надпись «СССР» в верхней части усиливают мощь многовековой российской военной традиции, которой буквально веет от рисунка. Важно отметить, что исторический Александр Ярославич Невский никогда не произносил слов, зафиксированных на девизе этого варианта ордена. Хотя они и имеют соответствие в евангельской традиции (от Матфея 26:52), но впервые были произнесены лишь в 1938 г. главным героем фильма «Александр Невский»: «Если кто с мечом к нам войдет, от меча и погибнет. На том стоит и стоять будет Русская земля!». Однако И. Я. Гремиславский не использовал пятиконечную звезду в качестве композиционной основы и в результате этот вариант выглядит скорее, как наградной знак, нежели полководческий орден.

В итоге ордена Суворова, Кутузова и Александра Невского были учреждены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июля 1942 г. В соответствии с ним орденом Александра Невского награждались командиры дивизий, бригад, полков, батальонов, рот и взводов «за проявление, в соответствии с боевым заданием, инициативы по выбору удачного момента для внезапного, смелого и стремительного нападения на врага и нанесение ему крупного поражения с малыми потерями для своих войск». Здесь же вводились критерии награждения для летчиков, артиллеристов, танкистов, саперов, связистов и отличившихся при проведении десантных операций.

Орден Александра Невского стал единственным советским орденом, «унаследовавшим» название одного из орденов Российской империи. Поскольку проект создания ордена Дмитрия Донского так и не был реализован, он остался единственным советским орденом, учрежденным в честь древнерусского князя. Он также стал единственным «полководческим» орденом, получившим только одну степень. Вплоть до учреждения в октябре 1943 г. ордена Богдана Хмельницкого, третьей степенью которого могли награждаться рядовые, сержанты и старшины, он же являлся и самым «младшим» из подобных советских орденов.

Работа над проектами полководческих орденов шла в то время, когда Красная Армия потерпела серьезное поражение на юге. В конце июня 1942 г. после разгрома советской группировки под Харьковом началось стремительное немецкое наступление на Юго-Западном фронте. Был оставлен Севастополь и оккупирован Крым. Весь июль шли ожесточенные бои на Дону – вермахт выходил на подступы к Сталинграду. 28 июля, накануне учреждения орденов, был издан приказ народного комиссара обороны СССР № 227, широко известный как «Ни шагу назад!». Создание специальных военных наград в такой обстановке должно было не только сделать наградную систему более эффективной, но и поднять боевой дух Красной Армии.

В конце июля 1942 г., когда указ об учреждении полководческих орденов уже готовился к печати, ожесточенные атаки немцев отбивал батальон старшего лейтенанта Ивана Назаровича Рубана, входивший в состав 154-й отдельной морской стрелковой бригады. Он прикрывал отход частей 64-й армии и их переправу через Дон. Применив тактическую хитрость, И. Н. Рубан сумел загнать атаковавшие его батальон немецкую пехоту и танки в «огненный мешок». И. Н. Рубан стал первым кавалером ордена Александра Невского, будучи награжден им Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1942 г.

Образ Александра Невского как защитника Родины оказался удивительно созвучен Отечественной войне. Профиль русского князя многократно тиражировался на почтовых карточках, отправляемых на фронт и с фронта. Он даже был изображен на фюзеляже штурмовика, на котором летал старший лейтенант Иван Иванович Андреев. Его 810-й штурмовой авиаполк участвовал в боях на Курской дуге и освобождении Прибалтики. По сложившейся в полку традиции летчик, совершивший тридцать боевых вылетом, получал право на личную эмблему на фюзеляже. «Пришло время для выбора эмблемы и мне, – вспоминал И. И. Андреев. – Тогда распространена была почтовая открытка с изображением профиля Александра Невского в шлеме. Ни о чем таком пророческом я не думал: просто она мне очень нравилась, нравился мужественный профиль полководца. Этот “талисман” и был изображен на моем самолете. Как сейчас помню эту эмблему – в круге диаметром 70 сантиметров профиль Невского и надпись по кругу: “Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет”». Русский князь сыграл особую роль во фронтовой судьбе летчика-штурмовика. За бои в Прибалтике в мае 1945 г. он был награжден орденом Александра Невского. Одновременно его представили к званию Героя Советского Союза, но в итоге вручили второй орден Александра Невского.

На именной «аэрокобре» «Александр Невский» сражался в Заполярье гвардии капитан А. Д. Билюкин. В сентябре 1943 г. он был награжден орденом Александра Невского. «Тов. Билюкин недавно выдвинут на должность командира эскадрильи и является “ассом” полка. Любимец всего личного состава. Бесстрашный воздушный боец», – говорилось в его наградном листе. В ноябре 1944 г. он стал Героем Советского Союза.

За годы Великой Отечественной войны было произведено более 42 тысяч награждений орденом Александра Невского, в том числе пятеро офицеров удостоены ордена трижды, а около трехсот – дважды. В числе награжденных орденом Александра Невского были 1473 воинские части и соединения Красной Армии и Военно-Морского Флота.

Ордена были удостоены около семидесяти иностранных генералов и офицеров, а также одно иностранное соединение. В марте 1943 г. на территории СССР была сформирована истребитель­ная авиационная эскадрилья «Нормандия», вошедшая в состав вооруженных сил французского Сопротивления – «Сражающейся Франции». В июле 1943 г. она была переформирована в 1-й отдельный истребительный авиационный полк «Нормандия». Вместе с частями 303-й истребительной авиационной дивизии он прошел славный боевой путь от Подмосковья до Восточной Пруссии. За боевые заслуги при форсировании реи Неман 28 ноября 1944 г. ему было присвоено почетное наименование «Неманский». На советско-германском фронте французские летчики полка «Нормандия-Неман» совершили более 5,2 тыс. вылетов, провели 869 воздушных боев, сбили 273 самолета противника. Четверо пилотов – М. Альбер, Р. де ля Пуап, Ж. Андре и М. Лефевр (посмертно) получили звание Герой Советского Союза, в том числе первые трое – за бои в Восточной Пруссии. Пять пилотов полка удостоены ордена Александра Невского: Ж. Риссо, П. Матрас, Р. Соваж (1945 г.), Л. Дельфино и Л. Кюффо (1965 г.). Младший лейтенант (аспирант) Р. Соваж награжден за то, что «лично сбил 11 самолетов противника, из которых 6 – в период с 14 по 20 января 1945 г.», то есть в Восточной Пруссии. Сам полк был награжден орденом Александра Невского 5 июня 1945 г. «за образцовое выполнение заданий командования в боях с немецкими захватчиками при овладении городом крепостью Пиллау».

Многие части были удостоены ордена Александра Невского за участие в боях в Восточной Пруссии. При обстреле фортов Кёнигсберга использовалась артиллерия большой и особой мощности. 280-мм гаубицы 245-го отдельного артиллерийского Гумбинненского дивизиона вели огонь на разрушение форта № 5, а после начала его штурма поддерживали своим огнем пехоту. Всего форт получил 70 прямых попаданий, из них разрушающих – 13. Несмотря на это, гарнизон форта продолжал сопротивляться на протяжении двух суток. Он капитулировал лишь после того, как в форт ворвалась советская штурмовая группа, а с тыла открыла огонь выставленная на прямую наводку гаубица дивизиона, которой командовал старший лейтенант Б. А. Растихин. Орудие пришлось провести через минное поле, на котором подорвалось два трактора. «Мой заместитель Милованов написал мелом на снаряде «За Ста­лина, смерть фашистам, – вспоминал Б. А. Растихин – Снаряд рикоше­тировал от поверхности ДОТа. Второй вы­стрел – прямое попадание. Следующие 6 снарядов попали в цель. Один снаряд пробил стену казармы слева от центрального входа. Оказалось, что последний 8-й выстрел был решающим. При заряжании очередного снаряда мы увиде­ли, как из амбразуры горжевого капонира был выброшен белый флаг и прекратилась стрельба со стороны форта». За отличие в штурме города-крепости дивизион был награжден орденом Александра Невского. Этим же орденом за бои в Восточной Пруссии был награжден его командир, подполковник С. С. Мальцев. Свой боевой путь дивизион закончил под Пиллау, приняв участие в обстреле фортов. А на одном из домов в Восточной Пруссии появилась надпись: «Кто с мечем [так в оригинале – А. Н.] к нам пришел, от меча и погибнет. На том стояла и стоять будет земля русская» и подпись – «Александр Невский».

Всего за участие в боях в Восточной Пруссии ордена Александра Невского удостоено 153 воинских части. Из них за прорыв немецкой обороны и вторжение в пределы немецкой провинции в октябре 1944 г. наградили 17 частей, за прорыв немецкой обороны в январе 1945 г. – 12, за овладение Тильзитом, Гросс-Скайсгирреном, Ауловеном, Шилленом и Каукеменом – 7, за овладение Гумбинненом – 1, за овладение Инстербургом – 5, за форсирование рек Дейма и Прегель, овладение Лабиау, Велау, Даркеменом, Бенкхаймом, Тройбургом – 2, за овладение Хайльсбергом и Фридландом – 13, за овладение Прейсиш-Эйлау – 4, за разгром немецкой группировки юго-западнее Кёнигсберга – 17, за овладение Хайлигенбайлем – 16, за овладение Кёнигсбергом – 26, за овладение Пиллау – 33.

После распада Советского Союза в 1992 – 2010 гг. орден Александра Невского сохранялся в системе государственных наград Российской Федерации, но не имел статута и награждение им не производилось. Однако ветеранам Великой Отечественной войны продолжили вручать ордена, которые они не смогли получить ранее. Последний раз в 2005 г.

Новый статут ордена Александра Невского был утвержден указом Президента РФ от 7 сентября 2010 г. Им награждаются граждане Российской Федерации, замещающие должности государственной службы, за особые личные заслуги перед Отечеством в деле государственного строительства и многолетнюю добросовестную службу, а также видные зарубежные политические и общественные деятели за заслуги в развитии многостороннего сотрудничества с Российской Федерацией. Этот орден получили некоторые кавалеры советского ордена Александра Невского. Среди них – генерал армии М. А. Гареев, генерал-лейтенант Д. И. Михайлик и Герой Советского Союза генерал-майор авиации Н. П. Жуган. А. М. Гареев был среди тех, кто в октябре 1994 г. вышел на границу Восточной Пруссии, а в феврале 1945 г. был контужен под Кёнигсбергом. Н. П. Жуган в 1943 – 1944 гг. участвовал в авианалетах на Кёнигсберг, Инстербург и Тильзит.

Святой благоверный князь Александр Невский является небесным покровителем Санкт-Петербурга и Петрозаводска. В 2016 г. решением Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла он был определен небесным покровителем Сухопутных войск Российской Федерации. В разных городах России установлено около двадцати памятников князю. В Калининграде монумент открыт 18 апреля 2018 г. в центре города рядом с улицей, названной в честь Александра Невского.

 Автор статьи: Александр Сергеевич Новиков – кандидат исторических наук, старший научный сотрудник, Калининградский областной историко-художественный музей.